Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Чтоб всё как у людей.

Намедни глянул я в свой профиль. Мать чесная, 367 записей.
Вот что бывает когда дурная голова рукам покоя не даёт.
И ладно б писал бы что-то дельное, так нет же!  Одно графоманство - как говорит моя добрая, незнакомая подруга Вагиния.
Collapse )
основной

(no subject)

Рассказывали мне как-то давно про десять заповедей черногорских мужиков.
Я не верил-пиздите мол, не может быть такого.
Ан нет. Может, да ещё как. Недаром их многие наши принцессами называют. В смысле мужиков. А девки там наоборот-ломовые лошади. Да что там говорить, читайте сами, я их сюда положу, уж больно нравятся они мне. Хотя сам немного завидую, живут же люди.)

Итак:

Collapse )
основной

(no subject)

Сдаётся мне, что после ремонта мы с женой ещё месяц разговаривать не будем.
Это ад и израиль, товарищи.
Я уже плюнул нахуй на все цвета и обои, сказал заказывай что хочешь, и один хер крайний.
Collapse )
основной

Ощущения.

Замучили меня проблемы с шеей-уколы в жопу, ногу, капельница, таблеток тонна и прочая хуета.
Правильно говорят, всё, что угрохаете из здоровья до тридцати, после сорока не тем боком вылезет.
Интересна была реакция доктора, когда я отказался ходить в клинику каждый день на процедуры.
У вас есть врач, спрашивает?
Я сам себе врач, говорю, всё сам, хоть капельницу, хоть клизму(шучу, не смейтесь ехидно. я про клизму).
Доктор побледнел, говорит нельзя самому себе, за вами следить в процессе нужно.
Хуйня, отвечаю, не помру раньше времени. Сам конечно слегка сдрейфил, что он там мне такого смертельного назначил в вену. Купил, инструкцию читаю: конвульсии, спазмы, со стороны органов дыхания паралич дыхательных путей.
Со стороны сердечно-сосудистой та-та-та-остановка сердца.
Заебись.
Жена умоляет не рисковать,Collapse )

Бабка. Добро или зло?

Давно собирался прописать эту тему, но всё как-то недосуг. Но память к сожалению стирается, потому зафиксирую что ещё помню.
Родилась она в далёком тысяча девятьсот одиннадцатом году, в большой семье зажиточного и знатного крестьянина Калинина, в уездном городе Колывань Новосибирской области. Городок был небольшой, пережил множество потрясений, и в нынешнее время практически исчезает с лица земли. В церковных книгах это место значится как сборище сил добра и зла, ведущих бесконечную войну, поле их нескончаемой битвы. Я антирелигиозен, но, позже вы поймёте, почему я обратил внимание на этот факт. Отец Екатерины, Матвей мужик огромного роста, целыми днями разъезжал по соседним городам и весям скупая скотину и субпродукты у местных аборигенов, с целью их разделки и продажи. Считался лучшим скотником округи, с одного взгляда мог оценить вес животины с точностью до трёх-пяти килограмм. А уж в разделке равных ему не было во всей Новосибирской области. Местные власти драли с него три шкуры в виде налога, но Матвей процветал, имел один из самых больших и красивых домов в округе, племенное стадо коров, в общем, жил на широкую ногу. А потом его раскулачили, он не сломался, вырос опять, и его снова опустили. Он вновь стал зажиточным, но и в третий раз его придавили и загнали в колхоз. Жить стало очень туго. Выживали сильнейшие, жена Матвея потрясений не выдержала, ушла рано, оставив его с четырьмя детьми. Он не сдался и в этот раз, тащил свой груз с обречённостью уставшего коня, дожил до девяносто одного года, прожил бы и ещё, но умер, после того как надорвался меняя крышу на доме. Дети с ранних лет к труду были привычны, вкалывали от зари до зари, детство ушло вместе с матерью, а работы было невпроворот. Катька была второй по старшинству, но, несмотря на это, переняла от отца крутой нрав, старалась везде главенствовать, была сама себе на уме. А отец тем временем женился во второй раз. Ужиться с новой мачехой было выше её сил, Катька выскочила замуж за моего деда, до войны родила троих и укатила с мужем куда подальше, за длинным рублём, в посёлок Николаевск-на-Амуре, порт на великой реке, посёлок, до сих пор не имеющий дороги на большую землю. И вот тут-то началось самое интересное.
У бабки третий глаз открылся. Шучу. Как бы это правильно выразить, чтоб скептики меня не осмеяли. Короче открылись у бабки врачевательные способности. Серьёзно. И это было не шарлатанством, бабка за это деньги не брала. Народ валом шёл со всех концов. Приезжали из дальних деревень, молва далеко шла. Список бабкиных возможностей был достаточно велик, я не помню, чтоб кто-то говорил, что у неё не получилось. В перечень входило вправление костей, всевозможный сглаз, энурез, заговор кровотечений, бесплодие, заикание, бешенство, рожа, и что звучит крайне фантастично, бабка могла лечить и заговаривать домашних животных, укрощая их непредсказуемые поступки. Коровы, сбегавшие в тайгу, после внушения ходили как на поводке собаки. Про всевозможные ОРВи я даже упоминать не буду. Это как само собой разумеющееся. Власти её не трогали, боялись, нередко сами к ней обращались за услугами. Ей бы в руки засушенных жабьих лапок и летучих мышей, и можно б было смело отправлять на костёр инквизиции. Но. Лечила она всех только заговорами, молитвами, жжёными спичками, мелом и синей бумагой. Я сам тому свидетель, а есть ещё множество моих друзей и знакомых лечившихся у ней. Откуда у неё это, бабка никогда не рассказывала. Повторяю, денег она никогда не брала. Народ благодарил как мог, кто харчями, кто одеждой(время было такое) и все как один желали: жить вам до ста лет.
А потом случилась война. Много народу полегло не только на фронте, но и в тылу голод косил сотнями. Дед ушел воевать, бабка с тремя детьми осталась, но рук не опустила. Спасла тайга, начинающаяся прямо за огородом. В четыре утра за ягодой, да за грибами, потом работа на фронт, любой бы свалился, и валились, а она нет, выдюжила. И детей не потеряла. Только от этого ещё строже и властней стала, а помощь страждущим отошла на дальний план. Дед пропал под Курской дугой, бабка погоревала, подождала до конца сорок шестого и вышла замуж. А через три месяца дед и вернулся, с покаянием и без одной руки. Ему на Курской её пулемётной очередью оторвало, попал он сначала в госпиталь, а затем, в руки к хорошенькой медичке в Кисловодск. Бабка естественно выписала ему по первое число, чтоб знал, как по сторонам шариться. Выгнала в шею нового и результатом воссоединения семьи стал четвёртый ребёнок, моя мать. Бабка снова взялась за свои знахарские дела, люди шли и как прежде желали ей жизни до ста лет. Позже, она переезжала с места на место, поменяв три города, и по концовке прочно осела у матери, благо четырёхкомнатная квартира позволяла иметь всем по углу. Дед к тому времени уже умер, я вырос, бабка всё реже обременяла себя лечебной помощью, всё чаще делала это неохотно, сдаваясь только под нашими мольбами помочь кому-то из друзей, по ночам долго и неистово молилась, стала привередливой и противной. В последний раз я обратился к ней с просьбой помочь матери своей одноклассницы. У той развилось страшное заболевание рожа, врачи были бессильны, болезнь стремительно прогрессировала. Не буду больше никого лечить заявила та, если хочешь сам помоги. Как так?-опешил я, я ж не умею. А тут умения не надо-верить в то, что ты делаешь надо. А так всё просто, возьми лист синей бумаги от тетрадки и напиши мелом не разборчиво(позвольте мне опустить эти подробности). И всё? Да, три раза пусть лист привяжет к месту и всё пройдёт. Да у меня не получится. Не получится, так не получится, значит не судьба ей жить. Вот старая карга подумалось мне, всем помогает а тут не хочет, но что делать решил попробовать. Вы будете удивлены, но болезнь отступила. Я испугался и обрадовался одновременно, не веря, что такое возможно, поблагодарил бабку, та ответила-это ты себя благодари, а не хочешь ли ты другие мои записи почитать. Да на хер они мне нужны, ещё я зассанцев не лечил, с этими словами я умчался в очередное пьяное турне. Позже, бабка помогала ещё немного по мелочи, но всё чаще становилась злой и раздражительной. Я жил в это время отдельно, мать жаловалась, что бабка становится невыносимой, но в полной мере ощутил это только после переезда в Подмосковье, где мы оказались волею судеб под одной крышей. Только тут я осознал, что бабка превратилась из женщины помогающей всем и вся в вампиршу, вытягивающую силы и здоровье у родственников, живущих с ней рядом. Есть такой довольно любопытный рассказ, называется прикосновение. Так вот, суть его такова. Один практикующий доктор, чудесным образом получил силу дай-тай-вао, силу, дающую способность излечивать людей одним своим прикосновением. Но взамен эта сила постепенно убивала его самого. Всё закончилось достаточно трагически для доктора. В моём же случае, натерпелись по полной мы. Хапнули горя по самое не хочу. Колыванское поле битвы в бабкиной башке захватили силы зла. Иначе я никак этот процесс назвать не могу. Повторюсь, я антирелигиозен, мне побоку предрассудки, но, но и ещё раз но. Когда ты много отдаёшь людям, то и забираешь не мало. В данный момент жертвами оказались мы. Не с проста поговорка, не делай добра… Не буду описывать как измывалась бабка над нами(больше не над кем, хотя наш дом очень часто посещяем и друзьями и родственниками и в это время она была просто милой приветливой старушкой), это займёт не одну страницу, самое малое из них пожелание смерти моей семье и т.д. Бабка глумилась со словами: мне люди сказали до ста лет жить, я вас всех здесь переживу. Мы практически перестали с ней разговаривать, в очередной склоке я заявил старой, что ни хоронить, ни на кладбище ходить к ней не буду. Ещё как будешь-злорадствовала она. Она не дожила до ста три года. Мы все вздохнули с облегчением. Бабка не обманула, хоронить и всё устраивать пришлось действительно мне. И это не смотря на то, что у неё четыре дочери, и у каждой по двое детей, а уж внуков и правнуков не счесть, многие живут здесь, рядом. Все записи бабкины и молитвы я раздал. Кое-кому они действительно помогли в трудную минуту. А на кладбище я не хожу. Пропёрлась тут старая.