Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Чтоб всё как у людей.

Намедни глянул я в свой профиль. Мать чесная, 367 записей.
Вот что бывает когда дурная голова рукам покоя не даёт.
И ладно б писал бы что-то дельное, так нет же!  Одно графоманство - как говорит моя добрая, незнакомая подруга Вагиния.
Collapse )
основной

Одноклассники. Продолжение.

Года три назад я начал серию одноклассники, суть которой сводилась к следующему, я вспоминал, что было с тем или иным человеком, описывал как мог, отправлял ему для ознакомления, получал добро или иди ты нахуй, а затем выкладывал это в жж. Фамилии несогласных менял полностью.
Позже, узнав, что при очередной встречи оных, встречи, которые по –видимому проходят как сочетание вечера прозы и повального пьянства, мои однокласснички бурно обсуждают меня, в большинстве случаев начиная с фразы; ты посмотри какой гандон, вы видели чё он про меня накатал. И откуда он сволочь всё помнит?, я решил наплевать на благословение и херачить сразу, без предварительной подготовки нежной психики описуемых.
Я давно, очень давно, научился излагать людям что я думаю, память у меня хорошая, так что мне фиолетово, что про меня говорят-хорошо ли, плохо ли, не важно.
Те, с кем я, уже не бросят, ну а те, с кем не был, уже не возьмут. К тому же все люди тайно мечтают знать, что думают о них окружающие, пусть это даже неприятная правда, но тот, кто владеет информацией, вооружен, и его дело воспримет он это адекватно, или полезет на броневик.
Итак, новая жертва.
Collapse )

Школьный выпускной.

Я помню свой школьный выпускной, как будто он был вчера, а не в далёком восемьдесят седьмом. Помню как рыдал последним засранцем, под вечное, когда уйдём со школьного двора. Помню, как закрылись пацанами в кабинете физике и долго снимали стресс прощания вином. А потом слегка пьяные и весёлые, скромно плясали в присутствии родителей и учителей в актовом зале под аккомпанемент приглашённого ансамбля. А затем родители и маменькины детки ушли, а скромные и непьюще-некурящие выпускники обратились в банду алкоголиков и дебоширов. В ход пошли тяжёлые градусы, заботливо принесённые под полой адекватными отцами, ансамбль съебался, я сел за пульт, любезно предоставленный директрисой, взревели концертные колонки, высотой с человеческий рост и началась вальпургиева ночь. Под звуки modern talking и fancy, не стесняясь, разливался самогон, хлопали бутылки шампанского, звенели стаканы, вчерашние школьники сошли с ума и пустились во все тяжкие. Через два часа кто-то уже блевал, кто-то в откровенную курил прямо в зале, кто мог ещё двигался, ну а кто-то уже лежал батоном на столе. Праздник удался на славу, но группа неугомонных жаждала продолжения банкета.
Вот тут-то и поступило заманчивое предложение, отметить выпускной встречей рассвета на берегу моря, и турпоходом в посёлок Угловой, к однокашнику на дачу. Как могли, перетёрли, сколько брать спиртного и закуски, где встречаемся и прочие походные нюансы. Понятно, что половину договорённостей забыли сразу, не отходя от стола. Пока мы с Виталием Б. убирали аппаратуру, народ поплёлся напрягая последние силы на свидание к солнцу, встречать новую жизнь с новым рассветом, а мы, немного погодя, отправились следом, неся на двоих две бутылки алиготе, и две кривые рожи. Путь до моря не близкий, проходит через лес, убили две пары новых туфель, дошли наконец. А там…., никого…. И тишина.… И два долбоёба, с двумя бутылками вина, пришедшие не в то место. Обратно шли весело, но долго. Один пупырь уже плескался в отравленных желудках, второй с трудом открывался, штопора-то нет ни шиша, начали вспоминать, где и во сколько встречаемся для дальнейшего турне. Нихуя не помним, память вместе с мозгами алиготе отшибло напрочь. Решили подстраховаться, зайти и предупредить тех, кто живёт по соседству, а те, чтоб передали соответственно другим. Так и сделали. Мы. А другие нет.
Вечером, немного поспав и второпях собравшись, встретились около школы. Семь девок и пять пацанов. Остальные уже уехали, заверив Машку К., что будут встречать нас на утренней электричке. Ну не домой же идти в конце концов. Андрюха К. тут же заявил: знаю говорит, места чепатые на Угловой, поехали сами, не пропадём, палатки есть, четыре штуки, пожрать если не хватит, на станции купим. Пока доехали, уже смеркается, дождь зарядил не слабый, домой захотелось, да ещё и голова разламывается. Вылезли, идём. Час топаем, спрашиваем Сусанина, скоро ли? Ещё минут двадцать, отвечает. Дождь вконец разошелся. Поле в болото превратилось, запах какой-то странный стоит. Через минут тридцать выходим к берегу реки, темнота хоть глаз вырви. Я ж говорил, знаю место, радуется Андрюха. Кое-как расставили палатки, заебенили малость за удачное место, костер попытались разжечь-куда там, всё сырое. Пришлось забубенить ещё, теперь уже для сугреву, забились кто где, заснули.
А утром мычанье со всех сторон. Вылезаем из палаток и видим: река нихуя не река, а маленький ручей для водопоя, мы на колхозном поле, вокруг кучи говна, а на нас надвигается огромное стадо коров. Первым желанием было быстро съебаться оттуда, вторым-четвертовать Сусанина. Первое осуществили быстро, по-армейски, со вторым помедлили, долго решали, как будем казнить подонка. Женское милосердие большинством возобладало, дали ему второй шанс. Пока искали новое место, начисто забыли про утреннюю встречу, вторая компашка так и бухала на даче без нас. Расположились выше по реке, там и провели последующие два дня в пьянстве и отдыхе. А ночью ходили на станцию обирать ягоды с местных дач, возвращались счастливые, пели песни, мечтали кто кем станем в этой жизни, и что нас ждёт в двадцать первом веке. Но всё когда-то заканчивается. Закончилось и это, наше прощание со школой. Мы встречаемся до сих пор, не все, но встречаемся. Объединила нас эта поездка.

Б. и В.

 

Они учились в одной школе.
Он(назовём его Б.) заканчивал десятый класс и ей(пусть будет В) оставалось год с небольшим до выпуска.  Б. уже прошел стадии полового взросления, имел кое-какой сексуальный багаж, заурядную внешность со  спортивной фигурой и ничем не примечательным лицом. Но что-то было в нем, некое неуловимое обаяние, магнитом притягивающее к нему соседских девчонок.  
В. тоже далеко не красавица, но, довольно симпатична, а стройная как кипарис фигура делала её неотразимой.

Как и у всех девчонок этого возраста у В. была подружка с одного класса, под стать ей, хорошенькая блондинка, с фигурой на твёрдую четвёрку, обладающую качественным, шикарным бюстом  за третий размер.
У В. груди были в зачатке, но пухлые губы, смазливые глазки и дерзкий язык притягивали не меньше, чем сиськи её подруги. 
Б. нравились и та и другая. Конечно, Б. с удовольствием задвинул бы обеим, но общепринятая мораль не позволяла прелюбодействовать с полным размахом, и поэтому Б. мучился проблемой, кого выбрать чтоб не пролететь.
Подруги быстро поняли разногласия души пиздострадальца, и вступили меж собой на тропу войны  за обладание похотливым кроликом.  Б. растерялся от такого повышенного внимания к своей персоне и пока разбирался что к чему, маленькая грудь выставили его козлом в глазах большой.
Большая грудь залупилась и гордо уплыла в сторону.  В. торжествовала, хотя Б. ей был так себе, хотелось просто насрать подруге и убедиться в своей неотразимости.  Он ей конечно нравился, но у неё был другой, уже окончивший эту самую школу, здоровый, тупой жлоб, пользующийся авторитетом у местных.  
В. уверенно делала первые шаги к  познаниям отношений мужчины и женщины, была готова к маленькому разврату и решила рискнуть на пару свиданий с Б.
Рискнула, в итоге пизды получили оба, Б. и В. 
Забудь меня сказала В., мне лицо ещё пригодится.
Хорошо сказал Б., мне тоже.  
На душе Б. было стрёмно, рассматривая свое разноцветное ебло в зеркало он с грустью вспоминал пословицу про двух зайцев и думал как же он так круто лоханулся.
Больше они старались не встречаться, издали косились друг на друга, пиздюли их круто взбодрили, но начатое и недоконченное давило на мозг и не давало покоя.
Запретный плод всегда сладок, он крепко засел в головах, особенно после такого дежавю. Но тут подошли экзамены, Б. увлёкся другой тёлкой и всё само собой сошло на нет. По окончании школы Б. надолго ушёл в моря, авторитет спился,  В. закончила институт и вышла замуж.  Б. вскоре тоже обзавёлся семьёй и они выпали на семь лет из поля зрения друг друга.

      Прошло время, перестройка сделала своё тёмное дело, корабль Б. распилили на гвозди, он  вернулся и жил в районе той самой школы, а В. бегала от мужа к родителям жившим там же, недалеко от Б.  
Естественно они встретились. Случайно, в магазине.
Долго объяснятся не пришлось, всё и так было ясно и предначертано, взглядом они оттрахали друг друга прямо посреди торгового зала, а  вечером всё случилось  наяву.
В. стала навещать маму в два раза чаще чем требовалось, рассказывая мужу сказки про её внезапно ухудшившиеся самочувствие, Б. тоже что-то лепил своей жене, товарищ Б. давал им в прокат съёмную  квартиру, и они шпилились в ней как бобики, мстя авторитету а заодно и супругам.
Темперамент у В. был бешенный, она любила главенствовать, потому Б. и В. постоянно ссорились, кто будет в этот раз скакать сверху.
Постепенно В. пришла к мысли что муж ей никаким боком не упёрся, она давно уже изменяла ему, и Б. был далеко не первый в её списке.  В. разошлась и переехала к маме.  
Она продолжила встречаться с Б. но с о временем В. захотелось нечто большое чем просто спарринг-партнер, чего-нибудь для души и она начала смотреть на отношения с Б. с другой стороны, примеряя его в качестве мужа и отца для своих детей....
Б. других детей не хотел, ответственности брать тоже, пустил всё на самотек, пусть всё идет своим ходом. В. не торопила его, старалась быть честной, зная о том, что на чужом горе счастья не построишь, терпеливо ждала когда Б. сам созреет.
Б. созревать не собирался  даже в страшном сне, В. ставила сети, он совсем запутался в них и в двойственных отношениях, ему хотелось к В. но и жену он не думал отпускать.
В голове Б. витали мысли как было бы заебись жить втроём, да если б ещё девки стали лесбиянками, он стал бы тогда самым счастливым Б. на свете.
Сдуру он заикнулся об этом жене, та настоятельно посоветовала ему обратиться к психологу, но поняв что это далеко не спроста, стала втихаря наводить справки о загулах своего Б. 
Жена знала что он и так шарахается от одной бляди к другой, закрывала на это глаза, но серьёзной связи как и все женщины простить не могла. Всё тайное становится когда-нибудь явным, узнала она и про В.

    Скандал был быстрым, но шумным. Жена сказав что она думает о козле Б. и его твари В.  быстро собрала вещи и детей,  уехала к матери, оставив  Б. с собакой в пустой квартире.
Б. подался во все тяжкие, запойно пил и блядовал, единственным утешением для него была собака, которой он иногда заливал в пасть водку для компании и душевного равновесия.
В. поначалу обрадовалась такой развязке, но видя что время идёт а Б. никак не определяется, начала спрашивать Б. что ему ещё надо для нормальной жизни.
Б. пьяно и честно отвечал, не хватает ежика и попугайчика для разговоров. В. зверела и говорила а как же я, но эта тема умирала так и не развившись.
В. не любила ни собак ни попугайчиков, но согласилась бы даже на страуса в одной квартире, если бы Б. стал её мужем.

Прошло ещё полгода, никаких изменений в их отношениях не происходило, и до В. внезапно дошло, что её поезд остановился не на той станции, а  голубой вагон давно прицеплен к другому локомотиву. В. пришла к Б. и сказала прямо в глаза, короче, ты меня уже заебал.
Выбирай, или я, или попугайчик.
Лучше ёжик ответил Б.
Сука ты-сказала ему честно В., сожалея о потраченном на Б. времени. Б. пожал плечами и улыбнулся.

Жизнь возвращалась.


    P. S. Много лет прошло с тех пор. Б. вернулся к жене, она его простила, живут счастливо. В. попыталась искать счастья в другом месте, но поняв, что драгоценное время уходит, а годы идут, и старость не за горами, родила от более-менее породистого мужика дочку, для себя, воспитывает её одна и счастлива по своему. Б. стал лыс и грузен, да и В. давно уже не та девочка со стройной фигурой. Больше они не встречались, но остались друзьями, со смехом вспоминающих по телефону всё с ними произошедшее.